Кредиты
03.02.2011

Особенности финансового поведения россиян и их восприятия экономической ситуации в стране

- Здравствуйте, Диляра. Я рада нашей новой встрече и возможности продолжить разговор о финансовом поведении россиян. Расскажите, пожалуйста, о наиболее интересных исследованиях кредитного рынка, которые вы проводили, особенно с акцентом на потребительском аспекте.

- Аспектов этого вопроса как раз достаточно много. Скажем, для нас очень любопытным всегда было отношение населения к невозврату долгов. Мы спрашивали людей перед кризисом, а потом и в кризис: «Насколько вы согласны с мнением о том, что возвращать банковский кредит не обязательно, если для этого есть веская причина?». В мае 2008 года согласных с этим утверждением было 15%. Год спустя, в мае 2009 года доля согласных возросла до 20%, что свидетельствует о росте в кризис толерантности населения к недобросовестному поведению по отношению к банкам.

Затем доля согласных снова снизилась, но недавний наш опрос в сентябре 2010 года показал, что этот показатель вновь вернулся к 19%. Почему это произошло? В последнее время (со II квартала нынешнего года) стала оживать кредитная активность, и вновь все вопросы, связанные с платежами по кредитам, выплыли на первый план. Какие основания у заемщиков для оправдания невозврата кредитов банкам? Выделяются три основные причины. Первая: банк сам обманул клиента, скрыв эффективную процентную ставку. Второе: банк в одностороннем порядке увеличил процентную ставку, не уведомив об этом клиента. А третьим оправданием такому поведению всегда называют то, что человек попал в какие-то форс-мажорные обстоятельства, связанные с потерей работы, доходов и т. д.

Иными словами, недоверие к банкам является основной причиной оправдания невозрата кредитов. Тем не менее было бы несправедливо утверждать, что заемщики – это потенциальные мошенники. Отнюдь. Например, отвечая на вопрос: «Согласны ли вы, что кредит нужно возвращать в любом случае, вне зависимости от каких либо обстоятельств?» – 80% людей говорят «да», т.е. большинство людей не мошенники и хотят открытого, честного сотрудничества с кредитными организациями, понимая, что «долг платежом красен».

Но в ответах на другой вопрос: «Считаете ли вы, что банки должны в обязательном порядке требовать возврата долгов, в том числе и через суд, если человек потерял работу или попал в какие-то сложные жизненные обстоятельства?», – доля согласных составляет чуть более половины опрошенных. О чем это свидетельствует? Это говорит о том, что в сознании населения есть стремление к мирному решению проблемы возврата долгов, потому что решение через суд – это уже чрезвычайная, стрессовая ситуация для людей.

Получается, что в сознании населения есть очень четкое стремление к мирному урегулированию вопросов задолженности через поиск компромиссов, договоренностей с банком и реструктуризацию долгов. С другой стороны, банку тоже выгодно договариваться с клиентом, а не обращаться в суд, даже несмотря на то, что силы не равны: со стороны кредитной организации выступают подготовленные юристы, специалисты всех областей, а клиент выходит чаще всего один на один. Лучше всего договариваться на ранних стадиях, чтобы у клиентов не образовывалась неподъемная для них задолженность. Для решения подобных и других спорных ситуаций и введен в России по инициативе ряда банков институт финансового омбудсмена. Мы спрашивали людей, знают ли они о том, кто такой финансовый омбудсмен. В конце сентября более 80% респондентов ответили отрицательно. А когда мы интересовались, как люди относятся к существованию подобной службы, которая будет поддерживать интересы заемщика, решения которой будут обязательны для банков, но вариативными для клиентов, которые дальше могут обратиться в суд, то более 60% поддержали идею создания такой структуры. Это достаточно высокий уровень поддержки, что еще раз подчеркивает, как сильно люди заинтересованы в мирном урегулировании вопросов невозврата долгов.

- Как изменилось поведение людей в отношении банковских вкладов?

- Всплеском интереса населения к банковским вкладам характеризуется 2009 год. Это подтверждается как данными банковской статистики, так и опросными данными. В 2009 году доля лиц, отвечающих, что у них есть срочный вклад, депозит, составляла 7–9% (ранее – лишь 4–5%). Иными словами, во время кризиса произошел не только рост объемов банковских вкладов, но и увеличение доли лиц, имеющих вклад, (т.е. некоторое расширение охвата) за счет новых вкладчиков.

- Изменился ли портрет среднестатистического вкладчика по результатам кризисного периода?

- Нет, здесь мы не видим особых изменений. По-прежнему к сбережению накопленных средств более склонны люди среднего и старшего возраста. Если же говорить о мотивах, то есть «для чего» люди делают сегодня сбережения, то можно сказать, что получение дополнительного дохода для россиян не является первостепенной целью. Основной мотив – сбережения на всякий случай, на черный день: доля тех, кто делает сбережения (или делал бы их, если бы была такая возможность) с такой целью, в кризис немного возросла, т. е. можно говорить о возрастании значимости страхового мотива сбережений.

- Что лично для вас явилось самым неожиданным, самым интересным в исследовании экономического поведения россиян?

- Если смотреть в длительной ретроспективе, то, к примеру, в 90-е годы прошлого века сложно было представить, что в нашей стране люди будут стремиться хранить деньги в банках. Реализация в жизни какого-либо доверия к банкам и финансовой системе сбережений казалась маловероятной. Но это произошло, и даже кризис на это не сильно повлиял, более того, нынешний кризис характеризуется скорее тем, что не люди перестали доверять банкам, а банки перестали доверять людям.

Далее, если смотреть в целом на динамику и структуру пользования населением финансовыми услугами, то оно, конечно, достаточно примитивное, поскольку на первом месте в структуре пользования стоят зарплатные карты, большинство которых, как мы знаем, открывается работодателями, а не самими работниками. Тем не менее понемногу начинают входить в нашу жизнь и кредитные карты, и дистанционное банковское обслуживание, и другие виды финансовых услуг – но здесь еще много предстоит сделать с точки зрения как повышения финансовой грамотности людей, так и регулирования правил на этих рынках.

- Какие недовольства потребителей выявились в ваших исследованиях? Какие «острые углы» неудовлетворенности россиян своим финансовым положением или знаниями показали ваши работы? Есть ли что-то такое, чего людям на данный момент не хватает, и они бы хотели, чтобы это было?

- Чаще всего люди отвечают, что они хотели бы знать больше о том, как защитить свои права как потребителя на рынке финансовых услуг, и научиться читать договоры. И это действительно важно, поскольку вопросы информационной открытости и прозрачности выступают сейчас на первый план. В момент начала бума потребительского кредитования банки не знали, что за заемщик перед ними, не было опыта взаимодействия, и свои риски банки закладывали в повышенные проценты, а когда из-за конкуренции за потребителей проценты пришлось снижать, то часть из них была «зашита» во всевозможные комиссии и дополнительные сборы.

Соответственно, эти шаги привели к непониманию со стороны заемщиков того, под какие на самом деле проценты они брали кредиты, что было дорого, что нет. Другими словами, основания для недоверия у потребителей есть, при этом люди хотят понимать, сколько и за что они платят. С другой стороны, если представить себе ситуацию, когда банки откроют всю информацию, то возникнет вопрос о финансовой грамотности населения для адекватности понимания того, что написано в договорах. Третьей стороной проблемы является отсутствие на данный момент какого-либо стандартного вида договора, его унифицированной формы, предлагаемой заемщику. Скажем, если мы сейчас возьмем и сравним формы договоров, предлагаемых разными банками, то в них разобраться и сравнить условия довольно сложно даже подготовленному человеку.

- По результатам ваших исследований проводятся какие-то действия? Скажем, проявлял ли НАФИ какие-нибудь законодательные инициативы, занимаетесь ли вы разъяснительной работой, информационным оповещением и так далее, чтобы изменить существующее положение в лучшую сторону?

- Мы не обладаем правом законодательной инициативы, но можем выступать со своим экспертным мнением в поддержку или против тех или иных инициатив (и делаем это). Мы регулярно участвуем в экспертных советах, например при Агентстве по страхованию вкладов, в Экспертном совете по финансовому просвещению, участвуем в работе комитетов Ассоциации российских банков, тесно сотрудничаем с Ассоциацией региональных банков «Россия» и т. д. Я полагаю, что наши данные могут быть (и являются на самом деле) основой для разработки или корректировки каких-либо конкретных предложений.

- Сделайте, пожалуйста, вывод о состоянии общих экономических ожиданий россиян? Верят ли люди в то, что будет лучше, или, наоборот, негативно воспринимают перспективы страны?

- Экономические ожидания могут быть долгосрочными и краткосрочными. Если говорить о долгосрочных ожиданиях, то они довольно оптимистичные. Это давно отмечаемая тенденция. Что же касается краткосрочных ожиданий, то здесь оптимизма меньше, но говорить о какой-либо критической ситуации было бы, на мой взгляд, неправомерно.

- Большое спасибо за информативный разговор. Вы прояснили многие вопросы нашим читателям. До свидания.

РБК.Личные Финансы

Наталия Трушина

«Кредит Банк 24»
© 2008 — 2021
p